Дмитрий Михайлович Насилов

Дмитрий Михайлович НАСИЛОВ,

заместитель председателя Национального Комитета Тюркологов Академии Наук России,

заведующий кафедрой турецкого языкознания Московского Государственного Университета,

доктор филологических наук, профессор

 


ВЫДАЮЩИЙСЯ СПЕЦИАЛИСТ ПО

ОБЩЕМУ ЯЗЫКОЗНАНИЮ

 

Вспоминая яркую фигуру Афада Мамедовича, я могу сказать, что его многогранная научная деятельность как крупнейшего тюрколога, как выдающего специалиста по общему, тюрkскому и азербайджанскому языкознанию, непревзойденного знатока своего родного азербайджанского языка, азербайджанских диалектов протекала в период расцвета тюркологии, тюркологии российской, но тогда мы говорили советской тюркологии, которая развивалась в рамках научного пространства громадного Советского Союза.


Большую организационную, объединяющую функцию исполнял в то время Советский комитет тюркологов Академии наук СССР, который был организован в 1973 году и бессменным руководителем которого до своих последних дней был академик Андрей Николаевич Кононов, а после его кончины в 1986-м году и тоже до своих последних дней был академик Эдгем Рахимович Тенешев. И благодаря деятельности этого  Комитета была организована тесная научная связь всех тюркологов нашей большой страны. Афад Мамедович трудился в условиях громадного многонационального тюркологического коллектива. И в то время когда он стал членом, а затем заместителем председателя Советского комитета тюркологов Академии наук СССР возникла необходимость постановки уже более специализированных научных проблем, которых требовала развитие тюркологической науки.


Одной из важных проблем была проблема подготовки научных кадров и сохранения научных традиций. Афад Мамедович был также активным председателем Научно-методического отделения по подготовке научных кадров, которая была организована в рамках данного комитета. И вот мы только теперь можем понять насколько важны были эти функции и как активно работал Афад Мамедович в этом направлении. Он ведь не только готовил, вот мы знаем, большое количество 60-70 высококвалифицированных ученых-специалистов внутри Азербайджана, он также отслеживал процесс подготовки тюркологов и на всем пространстве Советского Союза.


Еще одно очень важное направление, которое Советский комитет тюркологов инсциинировал в те годы (приблизительно 1985-87 гг.) это развитие тюркской ономастики. По инициативе Афада Мамедовича была создана секция тюркской ономастики в Советском комитете тюркологов Академии наук СССР. В эти годы благодаря сравнительно историческим исследованиям и сопоставительным исследованиям возник большой научный интерес среди тюркологов к именам собственным, к терминам обозначающим географические понятия, названия мест, сюда же подключались и история имен, и история топонимов, потому что это было связано с одной стороны с тюркской диалектикой, а с другой стороны с тем новым подъемом сравнительно исторических исследований.


Мы знаем, что Афад Мамедович стал основателем азербайджанской ономастики. Его известную работу знают буквально все тюркологи мира и она оценена по достоинству, и не случайно те отрасли тюркологии, где еще не достаточно развито это направление – ну скажем турецкое языкознание, там ономастика еще находится только на этапе становления, расширения научных интересов к этому предмету. Вот эта работа является основополагающей и для турецких ученых, и продолжает сохранять, конечно, свою неувядаемую ценность для тюркологов, работающих в странах СНГ и России.


И еще я хотел бы сказать, что Афад Мамедович известен и как крупный специалист по общему языкознанию. Все знают его учебник и монографию «Общее языкознание», которое выдержало ряд изданий. Важно отметить, что помимо общеязыковых проблем его интересовали также и особенности строя именно тюркских языков, той большой семьи, которая вместе с монгольскими и тунгусо-манджурскими языками входит, в так называемую алтайскую семью. Неоценим также вклад Афада Мамедовича в развитие азербайджанского языкознания. В его книге «Современный азербайджанский литературный язык», не имеющей аналогов, поданы многие интересные грамматические категории азербайджанского языка.


В 70-80-е годы наметился сдвиг в расширении и установлении международных научных связей, и Советский Союз начал участвовать на международной алтайстической конференции ПИАК, которая собиралась ежегодно. Именно на эту конференцию выезжали академики Кононов, Тенешев, Щербак. И среди них, конечно, достойное место занимал Афад Мамедович, поскольку он тоже представлял нашу науку за рубежом. И только благодаря таким поездкам западные ученые могли познакомиться с теми большими достижениями, которая имела тюркология в нашей стране. Толчок тем результатам, к которым приходит современная тюркология и в России, и в Азербайджане, и в Тюркменистане, и в Узбекистане и в других республиках был дан именно в те годы. Сравнительно-историческая грамматика и появление исторических грамматик или отдельных исследований по азербайджанскому языку, я имею в виду работы Демирчизаде, Ширалиева, Будаговой, Рагимова, Курбанова и других тюркологов, которые формировались в тот период, имели громадное значение в целом для развития мировой тюркологии и теоретическиe основы закладывались именно на этих тюркологических конференциях, о которых я говорил и на которых участвовали наши старейшины тюркологии.


Думается, что не случайно отдавая должное его памяти, мы должны понимать на сколько важна данная личность не только в истории, но и в истории науки, потому, что яркие фигуры создают вокруг себя поле, которое в будущем становится основой для того, чтобы на нем росли новые ученые развивающие науку, развивающие культуру.


Традиции заложенные нашими старейшими, в том числе Афадом Мамедовичем Курбановым будут сохраняться и именно они служат ориентиром для развития современной гуманитарной науки как в России, так и в Азербайджане.


И мне хочется думать, что память об этом крупном специалисте, академике, члене международных академий, заслуженном деятеле науки, сохранится на многие, многие годы и не только как великолепного ученого, организатора науки, воспитателя подрастающего поколения, но также как и представителя большой науки.